Слушаю

aunt_poger

Отчёт о непроделанной работе

"... пишу бледными чернилами"


Previous Entry Share Next Entry
Дудочка
aunt_poger

Картуз сдуло

Объявив, что ухожу с головой в работу, я, вроде, и не сильно соврала, но и не сдержала обещания. Невозможно всё-таки пялиться в монитор и бумажки, не отвлекаясь на разные "вкусности" (например ЖЖ). Френд-ленту я читала, только не всё комментировала — прошу прощения.

Даже невероятно сжатые сроки сдачи книги не сподвигли меня на безостановочный труд. Осознав, что рукопись (в 200 полос и с 56 рисунками, требующими полной переделки), присланную вечером четверга, к утру пятницы невозможно превратить в отредактированную, откорректированную и выведенную на плёнки книгу, я несколько расслабилась и выбила из типографии отсрочку до вторника.

На работу профессионального редактора времени не было совсем, поэтому в этот раз я совместила в своей персоне все издательские этапы: и корректуру, и редактирование, и вёрстку, и дизайн. Первые две ипостаси вообще не мои. Как корректор я постоянно пасусь в справочнике Розенталя, как редактор — полагаюсь только на собственные ощущения. Да и Розенталь мало помогал: я металась между "сепульками" и "сепулькарием", натыкаясь на малознакомые термины и осознавая собственную профнепригодность.

А присланный текст — это нечто! Состоит он из 11 глав, каждую из которых писали разные люди (похоже, что целые коллективы). Письмо дяди Фёдора родителям в соавторстве с Матроскиным и Шариком — шедевр стиля и последовательности изложения. Мне достался текст, усыпанный всякими "во исполнение...", "согласно приказА..." и т.п. Было бы это художественное произведение, я бы, может, получила хотя бы удовольствие от чтения, но приходилось пробираться через фразы: "Благодаря развертыванию центра по лечению хирургических инфекций на базе СПб ГУЗ “Городская больница №14», высокой квалификации врачей, знанию особенностей течения гнойной инфекции и наличию в штате анестезиологов позволило оказывать высококвалифицированноую специализированную помощь.(точка)" (авторская орфография и стилистика сохранены). Это один из самых невинных (и коротких!) примеров, когда подлежащее и сказуемое не согласованы (вернее, вот это "позволило оказывать" вообще ни к чему тут не привязать). Чаще условное подлежащее было отделено от предполагаемого сказуемого семью–десятью строками бессмысленных перечислений. Да так ловко, что я, добравшись до точки, забывала, о чём шла речь в начале, и возвращалась к "во исполнению" и "благодаря", читая вслух и бубня, как матушка отца Фёдора, разбирающая письмо от мужа: "Выезжая из Харькова и любуясь чуднОй малороссийской природой, с моей головы... ветром сдуло картуз. — Картуз сдуло!"

Отчаяние охватило меня на этапе редактирования фразы "Объявлена благодарность Губернатора Санкт-Петербурга 156 чел". Понятно, что от "чел" надо избавляться. Написав "человекам", я задумалась. "Ста пятидесяти шести... человекам" — прочитала я вслух и задумалась ещё больше. О! Врачам! Зачеркнув "человекам" и вписав "врачам", я подумала: "Кто знает эту губернаторшу? Может, она медсёстрам выразила благодарность?" и вычеркнула "врачей". Может, "людям"? Тоже криво: "Объявлена благодарность... людям". Хм... В результате, я поставила перед "156" тире и решила проконсультироваться с редактором позже.

На этапе моих терзаний с "человеками" раздался телефонный звонок. Ба! Да это Наталья Васильевна, по-прежнему горячо желающая увековечить память своего мужа Александра Ивановича!

– Здравствуйте, Катенька, — робко сказала Наталья Васильевна.

Она почему-то стесняется мне звонить, боясь отвлечь от неотложных дел (и правильно делает, кстати). Уже который месяц сделанная книга не находит пристанища на сервере университета. Каждый раз Наталья Васильевна пугает меня громкими профессорскими именами, обладатели которых должны со мной связаться "завтра утром", но никто до сих пор так и не связался, а от о. Александра я скоро получу епитимью за ненадлежащее несение церковного послушания! Вот и сейчас после приветствия она начала ту же песню:

– Я сегодня разговаривала с Александром Сергеевичем...

Пауза. Не таковский человек Наталья Васильевна, чтобы сразу переходить к сути. Она помолчала, набираясь сил. Я покорно ждала продолжения. Убедившись, что речь идёт всё-таки не о Пушкине, а о каком-то очередном профессоре, чтущем память мужа Натальи Васильевны, я выслушала краткую биографическую справку об Александре Сергеевиче, что заняло минут пять.

– Наталья Васильевна! — взмолилась я, теряя терпение. — Конечно! Прекрасно! Дайте Александру Сергеевичу мой номер. Пусть он позвонит мне, и мы договоримся, как я передам ему файл. Может, у него есть электронный адрес? Тогда я ему быстро отправлю всё по почте...

Наталья Васильевна, выловив из моей речи слово "адрес", перешла к топонимике.

– Он, знаете, Катенька, где живёт?

О нет! Ну, зачем мне знать, где живёт человек, к которому я собираюсь обратиться по электронной почте?! Кричать это в трубку я не стала, только обреченно и вежливо спросила: "Где же?"

– Он живёт там, в районе улицы Нахимсона, — медленно и уверенно продолжала Наталья Васильевна. — А работает в университете. Его кафедра....

Хоть я и настроилась пропустить мимо ушей адреса и явки Александра Сергеевича, но мозг, уцепившись за "улицу Нахимсона", начал сканирование городской карты. Странно, но такая улица ни разу не попала в мои маршруты. Да и сам гражданин Нахимсон был для меня неведомым героем. "Может, революционер какой?" — успокоилась я и продолжила слушать Наталью Васильевну.

– То есть Александр Сергеевич и работает, и живёт на Васильевском острове. Они с моим мужем изучали...

И тут меня осенило. Васильевский остров!

– Подождите, Наталья Васильевна! Может, улица не Нахимсона, а Нахимова?

Конечно. Нахимова. Этот "Нахимсон" почему-то так меня рассмешил, что я начала хохотать прямо в трубку. Наталья Васильевна тоже рассмеялась. "Что-то не к добру я развеселилась", — подумала я, попрощавшись наконец с Натальей Васильевной.

Через час после этого разговора в 17 ч 04 мин, когда были закончены все приготовительные этапы работы над книгой и я занесла руки над клавиатурой, снова раздался звонок.

– Друг мой! — бодро прозвучал голос сотрудницы, ведающей почтой. — Я сейчас была в нашем почтовом отделении. Письмо из налоговой! Читать?

"Вот оно. Началось. Сейчас ты получишь за Нахимсона", — подумала я и велела "огласить весь список, пжалста". "Бу-бу-бу бу-бу-бу... во исполнение.... требуем предоставить в десятидневный срок... В случае непредоставления..." Письмо отправлено из налоговой 12 февраля, наше почтовое отделение чпокнуло штамп о получении 14 февраля. Десятидневный срок, стало быть, — 24-е февраля.

Вечер пятницы. В налоговой уже никого нет. Договориться об отсрочке не получается. А предоставить они требуют целую кучу документов! <вырезано цензурой> Поработала плотно над книгой называется...

Следующие несколько часов запросто могли довести меня до психушки в кратчайшие сроки. Кинувшись собирать для бухгалтера документы, я обнаружила, что типография мне не выдала требуемые счета-фактуры (они забыли, а я сразу не проверила), что справка, которая должна была лежать на видном месте, пропала, что бухгалтер на слух отказывается понимать текст письма из налоговой. Позвонив в типографию, я выпросила у них срочную выписку счетов-фактур сегодня же (не забывайте — вечер пятницы накануне 23-го февраля!) и попросила оставить документы на вахте, а тем временем продолжила поиск пропавшей справки.

Два часа я перебирала по листику все бумажки, обнаруженные в моём доме. Как герой Крамарова — дьяк посольского приказа Феофан в "Иван Васильевич меняет профессию" — в поиске ордена посла шведского, я застывала посреди комнаты, а потом судорожно бросалась к очередному месту поисков. Безрезультатно. Когда я поймала себя на том, что сижу, в "дцатый" раз перекладывая листочки, и пою заупокойную ектинию, то прервала поиск, быстро собралась, плюнула в сторону оставленной несчастной рукописи и бросилась к машине.

Спасибо нашему дворнику: снег, выпавший за день, был снова заботливо с машины сметён. Дело в том, что я факт отсутствия снега на машине замечала неоднократно, но думала, что детишки его используют на снежки. В один прекрасный момент я застала нашу дворничиху, заботливо чистящую мою машину веником, и решив, что ею движет какая-то особая любовь ко мне лично (машину соседа, стоящую в полуметре от моей, она почему-то не трогает), попросила её не утруждать себя лишний раз. Причина же такого трудолюбия оказалась прозаичной: ей просто было лень убирать дважды (она сгребает снег на асфальте, потом выхожу я и сметаю его с машины). Мне, конечно, не очень нравился факт использования одного и того же веника для метения мусора и чистки машины, но смирилась. А тут так кстати пришлось — дворник сэкономила мне время.

В разъездах в типографию, к сотруднице домой за письмом, к бухгалтеру домой с документами и к редактору за очередной корректурой (всё в разных районах города) я провела четыре часа... Вернувшись домой в 11 вечера, я села за компьютер, чтобы снова заняться срочной-пресрочной книгой, и поняла, что больше не могу: падаю. Проспала до 3 утра, позавтракала и в 4 утра села за работу. Умудрилась ещё в субботу съездить на всенощную. Вернувшись, снова села за книгу и не отрывалась от неё до следующих 4 утра. Перерыв на 4-часовой сон — и снова за книжку...

Пропавшая справка нашлась у бухгалтера, с налоговой удалось договориться об отсрочке до пятницы, книгу я сегодня сдала в типографию. А про стиральную машину вы уже знаете. Всё, рассказанное выше, — только подготовительный этап к этой стирке. :-)

  • 1
Аааа....кошмар, беднажка.

Ничего. Сегодня уже полегче. По крайней мере, виден просвет. :-)

Катичка.
Когда мы считали дни до пятого мярта, их оставалось восемь, а не десять.
Я не стала тебя расстраивать из-за пустяковой погрешности в два дня.
Согласно рабочего графика у тебя день идёт за три...


"Согласно рабочего графика..."
:-))) Издеваешься? Где моя ручка с красной пастой?
Да-да! Я вчера успела купить билет! Апельсины — пока нет.

Предложение конечно убийственное... после такого(!) ничего удивительного, что стиральная машина вхолостую заработала. А я вот еще плиту забываю выключать, это гораздо хуже!
Про "человекам" мне тоже очень интересно, сама часто с этим сталкиваюсь и не знаю как писать...
А метлой сметать снег с машины, ох, мне бы это совсем не понравилось...

Вечером этого же дня, когда я встречалась с редактором, то пристала к ней с "человеками". Она сначала только смеялась, слушая про мои терзания, но я её убедила, что спрашиваю серьёзно. Она тут же погрустнела и стала накидывать новые версии, но ни одна не подошла. Остановилась она на том, что "надо подумать", и я её "додушу". :-)

Дворник работает не метлой! Веником! Если бы метлой — я бы точно скандалила. :-)

156 медработников? (задумчиво)
как я тебя понимаю. Мне подсунули на редактуру чужой перевод. Просто текст, пропущенный через эл.переводчик. Бред сивой кобылы в тихую лунную ночь. Там не то что падежи не согласованы - там вообще непонятно кто на ком стоял.
А дворник у вас продвинутый, да!!!...))

Медработников? Хорошо. Но тоже не достоверно: может, там были чиновники от медицины. Какие же они медработники? :-(
А такой перевод, как достался тебе, лучше сразу отложить в сторонку и взять оригинал. Переводить по-новой гораздо легче, чем править.

Нехорошо, конечно, над чужими проблемами смеяться...
Но я честно хохотала в голос.
Катя, ты ведь правда когда-нибудь издашь это - в виде мемуаров?

Спасибо! Вообще-то, это был именно смешной рассказ, а не повествование о проблемах, так что смеялась ты правильно. Мне не только не обидно, а очень приятно. :-)
Издам ли? Да вот, уже издаю в ЖЖ. :-)

Катя, это правда смешно, а что за история со стиркой?

Катечка, ну теперь все? Теперь будет поспокойнее? *cмайл с надеждой*

Поспокойнее будет, наверное, во вторник. Наташечка мне выслала список необходимых вещей (спасибо ей за это — я бы точно уехала в одном кроссовке), а половины из них у меня нет. Например, вафельного полотенца... Или раздельного купальника... Так что мне предстоит ещё марш-бросок по магазинам (ужасно не люблю).

(Deleted comment)
Да? И какие у меня сейчас? А есть и другой взгляд на вещи: черная полоса, белая, черная, белая, черная, черная, черная, ... ж-па. Вот так. :-)

(Deleted comment)
(Deleted comment)
В комплексе? :-) Да так постоянно. Писать такое можно почти каждый день, только читать надоест.

Господи, сколько ж у тебя "мытарств", даже снег :)))


То есть книжка бабушки так и не издана?


Бабушкина дача не продана — и это главное! :-) Отвезу я на днях этому Александру Сергеевичу файл. Он так занят, что аж попросил привезти и "положить ему на стол". Наглость, конечно, с его стороны, но я уже так хочу избавиться от этой книги и укоризненных взглядов о. Александра, что готова на всё.

> она сгребает снег на асфальте

Ой! А я уже давно всерьёз решил, что уборка дворов от снега - это пережиток мрачного совецкого прошлого!

У нас, вроде, убирают во дворе. А в нашем закутке — вообще отдельный дворник. Вот и старается.

Очень смешно про редактирование текста. Я тоже очень смеялась. :-))

В остальном - скорблю о твоей загруженности. Ты и правда не парься по поводу моего списка, там в основном всякие не сильно важные вещи, и многие из них можно брать только одному из нас (мне, например), так что обопрись в основном на часть про деньги, билеты и документы. Остальное - тут найдём, ты главное приедь в Мск. Я со вторника по вечерам относительно свободна, так что я всё докуплю/дособеру и проч., всё будет ОК. Кстати, это грустно, но мой план поездки почти не включает тупого и лежачего отдыха, кот. тебе прямо был бы показан при твоём ритме работы, но я что-то про это не подумала, когда составляла маршрут... Там тоже будем всё время в движении и, боюсь, стрессе... :-(

Вернётесь тонкие, звонкие, впечатлённые.
Всё будет хорошо, помоги вам Господи.
*коленопреклоненный слёзный смайл*
:-)

Жду-не-дождусь пятницу, увидеть обеих, и Светика.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account